Минная проблема  Донбасса

Войны рано или поздно заканчиваются…

Близится время, когда боевые действия на Донбассе перейдут в политическую и социальную плоскость, но мирным это время можно будет назвать весьма условно. Весьма большой объем проблем по этому региону «ушел в осадок». Но не только  о социально-политическом аспекте придется задуматься руководителям государства и не сразу уйдет в прошлое угроза жизням простых людей земли шахтерской…

Директор НИИ прикладной Эниологии Юрий Анатольевич Ярошенко размышляет на тему разминирования.

«Проверено. Мин нет!» Эту надпись на стенах домов освобожденных городов мы помним по фильмам и книгам о Второй мировой войне. Самое горькое, что они снова появятся на полях и улицах освобожденного Донбасса.

С начала вооруженного конфликта на Донбассе и, к сожалению, надолго одной из главных и страшных проблем жителей региона, остается проблема мин и неразорвавшихся боеприпасов.

Существует статистика, озвученная британской благотворительной и американской некоммерческой организации HALO Trust и Международным Комитететом Красного Креста, что с начала боевых действий (начиная примерно с середины 2014 года) на территории Донецкой и Луганской областей от подрыва на минах погибли около 250 мирных жителей. Статистика по раненым еще более плачевна – до 500 человек.

Проблема разминирования территорий и объектов инфраструктуры на Донбассе уже стоит весьма остро, но после окончания боевых действий она выйдет на первый план.

История национальных, межгосударственных и этнических войн в различных регионах мира показывает нам ее остроту и возможные меры по ее решению.

в\ч 10003

После того, как в конце 80-х были реализованы программы «Синяя сетка» (по линии Министерства Обороны СССР и «Красная сетка» (по линии Академии Наук СССР) – задача этих проектов не только сбор УФОлогической и аномалистической информации, но и отбор людей, обладающих особыми, паранормальными способностями, были сформированы особые воинские подразделения и исследовательские группы.  Они были востребованы в самых разных проектах. Были среди них и уникальные операторы биолокации.

Справка

Оператор биолокации – код согласно КЛАССИФИКАТОРА ПРОФЕССИЙ ДК 003:2010-3111. По нормам еще советского времени рабочее время – не более 3-х часов в день.        Биолокация (радиэстезия, лозоходство) – это способность человека ощущать излучения объектов живой и неживой природы. Под биолокацией понимают способность маятника или рамки под воздействием каких-либо внешних факторов приходить в движение. Иными словами, биолокация –название применяемой с древнейших времен и широко известной способности определенного индивида получать ту информацию, которая недоступна человеку, пользующемуся исключительно пятью органами чувств.

Специализация  операторов биолокации в армии – это в первую очередь разведка. Но кроме прочего и ДИСТАНЦИОННОЕ определение наличия минных полей и место минирования объектов инфраструктуры цехов, шахт, административных зданий.

Реально наши военные специалисты работали таким образом в рамках деятельности различных военных миссий во многих регионах мира, в частности в африканских странах. И эффективность работы военных операторов биолокации была весьма высока.

Донбасс потребует к себе внимания таких специалистов!

Конечно же – разминированием будут заниматься другие – специалисты ВСУ, а, возможно, и представители частных иностранных компаний, специализирующихся на разминировании. Эти тендеры,главным образом, могут получить британские компании – Armor Group, Mine Advisory Group, Bactec и Minetech, американские –  Montaneisen GmbH, ATG – Allied Technology Group, Environmental Chemical Corporation (США), Environmental Hazards Specialists International (США), Explosive Threat Assessment (США), Foster Wheeler Environmental Corporation (США), CMS Environmental Inc (США), MIBG (США), EOD Technology, Inc. (США), Ronco Consultung Corp. (США), ну и, конечно же украинская – Державне підприємство «Укроборонсервіс».

Украина, не смотря на то, что не смогла пробиться на мировой рынок услуг по разминированию, за исключением Ливана, где государственная компания «Укроборонсервіс» смогла в 2002 году получить контракт по обозначению границ (с проделыванием проходов) приграничных с Израилем минных полей (правда в  Турции работу смогла получить другая украинская  «саперная» фирма – «Трансимпекс»), сможет получить контракт на работу на своей территории.

По информации HALO Trust, наиболее опасным участком Донбасса является 15-ти километровая зона вблизи  Мариуполя, Краматорска, Славянска и Станицы Луганской.

Война есть война…  И, к сожалению, несмотря на подписанные в марте 2016 года договоренности о разминировании на Донбассе, которые заключили стороны конфликта в Минске, минная проблема на Донбассе до сих пор не решена.

Георгий Тука -заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, обратил внимание общественности, что  на разминирование территорий в зоне военного конфликта на Донбассе потребуется около 10-15 лет. Как он заявил, один год активных боевых действий ведет к десятилетней работе по разминированию. И, естественно, для решения такой стратегически важной и объемной проблемы понадобится серьезная финансовая и практическая помощь международных организаций и структур.

Только  при таких условиях на территории украинского шахтерского края сможет появиться табличка: «Проверено. Мин нет!»