Тайна крымских сокровищ

В июле 1941 года в Крыму было тревожно. Армады люфтваффе устраивали налеты на советские города и военно-морские базы. Поэтому власти приняли решение о начале подготовки к эвакуации ценностей. В первую очередь — учреждений Госбанка и партийных архивов ВКП(б). А далее — по утвержденному в райкомах партии и органах НКВД списку.Ближе к концу этого обширного перечня значились поистине уникальные, имеющие мировое значение, экспонаты Бахчисарайского и Алупкинского дворцов-музеев.Музейные работники трудились не покладая рук денно и нощно. В большие ящики они тщательно упаковывали работы фламандских и голландских мастеров, творения бессмертных итальянцев, пейзажи русских живописцев. Хлопот хватало, ведь летом 1941-го в Алупке развернули временную экспозицию из запасников ленинградского Русского музея, которая включала более 1500 полотен Айвазовского, Сурикова, Левитана, Серова, Верещагина и других известных мастеров.Наконец работу закончили. Ящики запаковали, пронумеровали и доставили в Ялту — в ожидании транспорта из Одессы, куда намеревались эвакуировать музейные ценности.

Но обещанный транспорт не пришел. Его утопили стервятники Геринга. Поэтому ценный груз под присмотром сотрудников НКВД отвезли… обратно в Алупку. А там — распаковали и развесили картины по местам. Почему? Эта тайна так и осталась нераскрытой.

К тому времени на полуострове уже шли тяжелые бои. Красная армия отступала с большими потерями в сторону Севастополя. И вскоре Алупку оккупировали гитлеровцы.

Первым делом завоеватели объявили, что принесли русскому народу освобождение от ига большевизма. А еще — высокую германскую культуру. И после этого сразу же приступили к неприкрытому грабежу, свято памятуя тезис своего фюрера о том, что сила германцев испокон веков заключалась в варварстве.

Впрочем, призывая к варварству, Гитлер параллельно собирал ценнейшую художественную коллекцию. Для использования Германией квинтэссенции художественного и культурного наследия завоеванных территорий в ведомстве рейхсминистра по делам оккупированных восточных областей рейхсляйтера Альфреда Розенберга даже создали специальный секретный айнзацштаб, работавший в тесном контакте с «искусствоведами» из СС.

В документе упомянутой конторы под № ПС-149 на сей счет говорилось прямо: «Айнзацштаб Розенберга по оккупированным областям имеет право проверять библиотеки, архивы и иные культурные организации всех видов и конфисковать их имущество для выполнения заданий национал-социалистической партии».

Такова документально подтвержденная правда. В 1941 году оберштурмфюрер СС доктор Форстер, принадлежавший к одной из команд айнзацштаба Розенберга, попав в советский плен, признался под протокол в существовании специально разработанной «культурной программы» по вывозу в Германию художественных ценностей.

Однако вернемся в Алупку. После захвата музея нацисты инвентаризировали все мало-мальски ценные экспонаты и пометили их литерами «ал» — «Алупка». Кстати, после мая 1945 года по таким отметинам удалось обнаружить 17 картин, которые вернули в Ленинград.

Но в начале войны оккупанты оставили картины на своих местах. И даже выставили в музее охрану. Потому что полагали — они пришли сюда навсегда. В благословенный Крым, который, по словам Геббельса, должен всецело принадлежать рейху!

Летом 1942 года оборона советских войск на полуострове была сломлена. Воевавших в Крыму немецких солдат наградили специальными бронзовыми знаками в форме Крымского полуострова. А в Алупкинском дворце нацисты устроили грандиозный банкет по поводу победы под Севастополем. На столах стоял знаменитый фарфор из коллекции графа Воронцова и коллекционные вина из подвалов Массандры, на которые также положило глаз ведомство Розенберга.

Его айнзацштаб в годы оккупации работал исправно и методично. Как свидетельствует ряд трофейных документов и результаты поисковой работы, в обстановке строжайшей секретности немецкими искусствоведами были досконально обследованы все крымские сокровища из разных музеев. Эти спецы составили детальный список: что из культурных ценностей и в какой очередности подлежало отправке в рейх «в случае стабилизации линии фронта». А в случае, когда раритет нельзя было переправить в Германию, его следовало уничтожить.

К весне 1944-го обстановка на фронтах Великой Отечественной стабилизировалась окончательно. Для Советской армии, которая стабильно и стремительно наступала. В том числе и в Крыму. Войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии продвигались вперед при активном содействии сил Черноморского флота.

И тогда рейхсляйтер Альфред Розенберг решил, что пора вывозить из Крыма награбленное. В том числе и музейные ценности.

В Алупке эсэсовцы из айнзацкоманд Розенберга упаковали и отправили на погрузку более 500 картин кисти известных итальянских, голландских, русских и других живописцев. В специальные ящики упаковали большую часть знаменитой библиотеки графа Воронцова из Алупкинского дворца-музея. Также нацисты изъяли из музейной экспозиции все предметы мелкой пластики, миниатюры и другие ценные экспонаты.

А из Бахчисарайского дворца немцы реквизировали знаменитую на весь мир нумизматическую коллекцию, расшитые золотом старинные одежды и украшения, археологические артефакты. В Херсонесе же гитлеровцы подготовили к отправке в немецкое поместье барона фон Манштейна ящики с ценнейшими экспонатами — мраморные плиты, датируемые II веком до н. э. и мраморный аканф IV века до н. э. Эти бесценные раритеты Гитлер преподнес фон Манштейну как «покорителю Крыма».

Но благодаря мужеству и отваге крымских подпольщиков и партизан реликвии Херсонеса гитлеровцам вывезти не удалось. Зато остальные грузы под неусыпной охраной головорезов из спецчастей СС доставили в порты. И начали грузить на уходившие в Румынию суда.

По мнению морских офицеров рейха, доставлять бесценные грузы в Германию морским путем, двигаясь в обход всей Европы (через Босфор, Средиземное море, Гибралтар, Бискайский залив и Ла-Манш), было крайне рискованно. В этом плане румынские гавани оказывались намного предпочтительнее — ведь от них до Германии по суше рукой подать.

Отдельно в Берлин ушла подробнейшая опись награбленных в Крыму сокровищ. Ведомство Розенберга, совместно с «искусствоведами» из СС, уже успело прикинуть, что из крымских ценностей и куда следует.

Весной 1944-го груженные музейными раритетами немецкие суда взяли курс на румынские берега. Однако до портов назначения ни одно из них так и не дошло. Поэтому судьба находившихся на них крымских сокровищ так и осталась тайной…

Существует популярная версия, что эти транспорты были потоплены советской морской авиацией. Ведь на боевом счету летчиков морской авиации Черноморского флота числится порядка 65 потопленных и 55 серьезно поврежденных немецких кораблей (включая транспортные суда, боевые корабли и катера). Вполне вероятно, что в их числе могли быть и те, на которых находились «крымские сокровища».

В пользу этой версии говорит и то, что летом-осенью 1944-го, после сильных штормов, жители западного побережья Крыма стали находить на пляжах старинные деревянные изделия, расшитую золотом одежду и прочие мелкие вещи явно музейного назначения. Их осмотрели специалисты и подтвердили, что эти вещи из коллекций Бахчисарайского и Алупкинского дворцов-музеев.

Так, значит, украденные немцами сокровища лежат на дне Черного моря? Не стоит спешить с выводами. Ведь есть другая версия, согласно которой люди Розенберга вряд ли погрузили самую ценную добычу в трюмы «ненадежных» надводных судов. Они упрятали раритеты глубже — в отсеки нацистских субмарин! Тем более что к эвакуации людей, документов и ценностей с использованием подлодок в Третьем рейхе прибегали довольно часто. Особенно в конце войны.-https://military.wikireading.ru/hEuqVHv8iy

В пользу этой версии говорит то, что после 1945 года в Германии обнаружили целых 15 раритетных картин с пометкой черной краской «ал» — «Алупка». И если часть награбленных в Крыму ценностей все же дошла до Германии, то, скорее всего, под водой.

Гитлеровцы вполне могли разделить груз на несколько частей. И менее ценные, с их точки зрения, экспонаты эвакуировать на надводных судах. А самое ценное — на субмаринах.

Впрочем, все это лишь версии, поскольку большая часть крымских сокровищ бесследно исчезла. В каком направлении? Этот вопрос и поныне является загадкой Третьего рейха.